Владимир Валентинович ЩИПАЛИН

Владимир ЩИПАЛИН (середина 80-х)

В плеяде мастеров спорта нашего региона Владимир Щипалин занимает особое место. И это не потому, что он стоклеточник, а не русист; не потому что чемпион мира гроссмейстер Шварцман с ним в минусе; и даже не потому, что он один из сильнейших спортсменов за всю историю кузбасских шашек. Владимир Щипалин – яркий пример человека, для которого эта игра стала делом в жизни. 28 сентября 2012 года ему исполнилось 50 лет. Слово – юбиляру.

От безразрядника до мастера

В шашки начал играть в 1978 году. Я чистый самоучка. Как-то мне попалась в руки книжка Козлова и Миротина с комбинациями. Полистал. Стало интересно. Прорешал книжку на несколько раз. Причём без доски. Как мне потом объяснили, это очень полезно для тренировки расчёта. Начал интересоваться шашками.
Следующей книгой стали мемуары Вячеслава Щёголева «От новичка до чемпиона». Под их влиянием, решил изучать стоклетки. Своё первое соревнование я выиграл. Это был чемпионат Новокузнецка на большой доске в конце 70-х. Круговик. Полтора десятка человек, среди которых Афанасий Коршунов, Глеб Помбрак, Александр Остроумов, Лев Ризберг… И я – безразрядник.
Второй турнир был уже по русским шашкам. Полуфинал России в Перми. Примерно 1980 год. Собрался ехать. Прихожу в спорткомитет за командировкой, а мне объясняют: нужна справка, что у меня есть хотя бы второй разряд. Обратился за помощью к своим, те пожали плечами и перенаправили к шахматистам. Одним из ответственных за присвоение тогда был товарищ Штукатуркин. Пришёл я к нему. Он давай спрашивать, где играю, с кем знаком… Я перечислил всех вышеназванных шашистов. И примерно такой диалог у нас состоялся:
– А откуда вы их знаете? – продолжает Штукатуркин.
– Встречались на чемпионате города.
– А какое, вы заняли место?
– Первое…
Штукатуркин покачал головой.
– Извините, но я не могу выписать Вам справку о втором разряде…
– …
– Я сейчас выпишу Вам первый!
С этим наполовину липовым документом я поехал на полуфинал в Пермь. Там собралось порядка полусотни человек, среди которых было несколько МС. Я поделил 2-4-е места. Первенствовал тогда кто-то из кандидатов. А я сыграл на уровне мастера. Выполнил норму. Хотя у меня никогда не было цели получить какое-то звание. Я хотел играть сильно и быть в хорошей форме. Вот, пожалуй, и всё, что мне было нужно. И я выступал везде, где только получалось.
Ну а лучший мой результат – чемпионат РСФСР по международным шашкам в Омске. 1988 год. Там играли Алексей Чижов (в следующем году он стал чемпионом мира и гроссмейстером), Евгений Скляров, Николай Сретенский, Михаил Галашов, Юрий Черток, Валерий Хорин и другие. Первое-второе тогда поделили  Чижов и Мильшин (по +7), «бронзу» взял Галашов (+5). А я набрал +4 и поделил 4-6 места с Логуновым и Скляровым. По итогам этого выступления мне присвоили звание мастера спорта, норму я перевыполнил на 2,5 очка. К слову сказать, тогда же, в 1988-м за соревнование такого же ранга, но по русским шашкам, МС присвоили Афанасию Коршунову.

Почему стоклетки?

Очень просто. На 64-клеточной доске всё по большому счёту изучено. Когда я начинал, ещё не придумали выборочный жребий и «летающие шашки». Здесь можно привести яркий пример. В 1972 году кемеровский мастер Владимир Маркачёв играл на командном Кубке СССР вместе с Гантваргом и Соркиной за спортобщество «Буревестник». В полуфинале они заняли первое место. А незадолго до начала турнира Гантварг подошёл к Владимиру Павловичу и поставил задачу – не проиграть ни одной партии. Маркачёв справился. 9  он закончил вничью и одну выиграл. При этом за доской он не сделал ни одного своего хода. Всё решила домашняя подготовка. Если бы игра шла в стоклетки, то теория бы не прошла. В международных шашках нужно делать свои ходы. Этим они меня и привлекают. Если русач – берёт знаниями, то стоклеточник – приёмами.
Можно опять вернуться к Маркачёву. В известной книге чемпиона СССР Маркиэла Фазылова есть одна их совместная партия. Гроссмейстер комментирует ход игры. Наставил себе кучу восклицательных знаков, а сопернику один вопросительный. А в итоге – ничья. Маркачёв опять не сделал ни одного нового для себя хода. Всё было проанализировано им задолго до партии. Когда я просил Владимира Павловича, как ему комментарии Фазылова, тот только посмеялся, мол, что тут комментировать – и так, и сяк ничья.
Безусловно, из любого правила бывают исключения. Возьмём, к примеру, чемпиона мира по стоклеткам Тона Сейбрандса. В своё время была опубликована партия с комментариями другого чемпиона мира Яннеса ван дер Вала. Кто-то пошёл против Сейбрандса 1.35-30. Ван дер Вал поставил вопросительный знак, и он был прав. Белые так и не смогли защититься. Сейбрандс разыграл известный вариант и ходов через 50 у противника было безнадёжно…
Тем не менее, в середине прошлого века наш лучший тогда игрок Исер Куперман советовал в своей книге: дебют в международных шашках разыгрывайте быстро, на первые 30-40 ходов тратьте не больше 20-30 минут. Вот так он относился к теории дебютов. И действительно, в то время вся борьба происходила во втором миттельшпиле. Сегодня иначе. На высшем уровне необходимо играть внимательно от первого хода до последнего. Грубо говоря, как начнёшь, так и закончишь. Но всё равно, какой бы замечательной у тебя ни была теоретическая подготовка, в каждой партии нужно делать свои ходы.

Надоел Цирику

Немного шуточная история. Это было в начале 80-х годов в Риге. Меня поселили в один номер с шестикратным чемпионом СССР, гроссмейстером Зиновием Цириком. Не желая упустить такой момент, я попросил его поставить что-нибудь эдакое. А Зиновий Исаакович был тогда очень занят и чтобы я от него отстал, расставил мне какую-то простую позицию… Не успел он отойти от стола, как я её решил. Тогда он расставил другую. История повторилась.
Гроссмейстеру надоела эта игра, и он предложил мне сложнейший этюд с 15-ю финалами. Чтобы найти все варианты, нужно потратить несколько часов…
По счастливой случайности, я был знаком с этим этюдом и уже успел поломать над ним голову. Все варианты, конечно, не решил, но то, что не нашёл, потом посмотрел в ответах. Цирик об этом, естественно не знал. Довольный, он собирался вернуться к своим делам. Но не тут то было:
– Постойте, Зиновий Исаакович, так это же просто. Смотрите: так и так.
– А если так?
– Тогда вот так!
– А если вот так?
– Ну, тогда так и так.
Некоторое время мы занимались шашечным пинг-понгом. Цирик подавал, я отбивал. В конце концов, удивлённый гроссмейстер внимательно посмотрел на меня:
– Какой у вас разряд, молодой человек?
– Первый…
– Нет, у вас не первый разряд…
Цирик выдержал паузу.
– Вы – мастер!
А на следующий день была лекция. Гроссмейстер рассказывал зрителям о шашках, ставил этюды для решения.
– Кто может что-нибудь сказать об этой позиции? – спрашивал Цирик у публики.
Я тяну руку, а он с улыбкой:
– Щипалин, молчи, ты мне в номере надоел…

Обыграл Шварцмана

Это было в Москве, в 1993 году. Отборочный турнир, полуфинал первенства России. Это единственный раз, когда мне выпало играть с Александром Шварцманом. Что я могу сказать об игре самого титулованного шашиста в мире. Несмотря на то, что все его хвалят, по своей сути Шварцман – русач (насколько я успел его оценить). Тогда он не понимал некоторых тонкостей стоклеток. Например, в той памятной партии он попал в проигрышное положение и даже не осознал этого. На доске было где-то по 15 шашек у каждого. И он так удивился, когда я пережал часы, а ему стало некуда ходить. Он считал очень долго, но так ничего и не нашёл… Пришлось чемпиону сложить оружие. К слову сказать, до этого он довольно давно не проигрывал. Зато реабилитировался по итогам турнира. Шварцман занял в нём первое место, а я остался за бортом финала…

Вместо послесловия

На вопрос, о чём он жалеет, Владимир Валентинович отвечает просто:
– Закончилась эра социализма – закончились соревнования по шашкам. Этот спорт перестали поддерживать. А мне всегда хотелось одного – играть… Как-то Юрий Черток показал свой ежедневник. 365 дней. Все расписаны шашечными событиями. Причём на некоторые выпадало даже по несколько соревнований. Чемпионаты районов, городов, областей, республик, Советского Союза, кубки, фестивали, первенства спортобществ и т.д. Такое было возможно только в СССР…
Пик карьеры Владимира Щипалина пришёлся на конец 80-х. Если заглянуть во всесоюзные рейтинги по стоклеткам накануне развала страны Советов, мы увидим, как стремительно прогрессировал наш спортсмен. 1-го января 1990 года Щипалин имел в своём активе индивидуальный коэффициент 2497 и занимал 82-е место. Входил в первую сотню шашистов в стране, где играли сотни тысяч людей. Уже через полгода – 1 июля – Щипалин переместился на 64-ю позицию (ИК – 2510). Кто знает, что могло быть дальше…
Несмотря на наметившийся спад, в стоклетки (а иногда и в русские шашки!) на протяжении 20 лет в Кузбассе ему не было равных. Даже сегодня, после тяжёлой болезни, Владимир Щипалин демонстрирует мастерскую игру. Минувшей весной Владимир Валентинович вернулся в строй после тяжёлой болезни и довольно успешно выступил на II мемориале Валерия Мисника в мае.

Федерация шашек Кемеровской области, а также редакция сайта «Шашки в Кузбассе» желают юбиляру здоровья, возведённого в 50-ю степень, – точно по количеству исполнившихся лет и точно по количеству игровых клеток на международной доске! С праздником, Владимир Валентинович!

Александр ШИХЕР
автор благодарит за помощь в подготовке материала
Дамира АШИРОВА

Чемпионат РСФСР, Омск, 1988 год – партии Владимира Щипалина
Фрагмент партии из журнала «Шашки»
Творчество на малой доске

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>